Как кыргызский оружейник помог стрелку завоевать олимпийское золото о Мурадове Марате

Марат Мурадов живет с супругой в одной из бишкекских "хрущевок". Он с трудом передвигается, но когда речь заходит об огнестрельном оружии, 78-летний мужчина сразу преображается...

Спортивные функционеры в Советском Союзе старались не афишировать имя Марата Мурадова, как и других представителей его профессии. Оно и понятно — в те времена вся слава и почет доставались победителям престижных соревнований. Наш герой оставался в тени, хотя всегда числился на первых ролях в когорте обслуживающего персонала сборной. Ни одна победа олимпийской команды по пулевой стрельбе не обходилась без его вклада в общее дело.

"Оружие, как капризная женщина, в любой момент могло дать сбой или осечку. Для спортсменов мы были ангелами-хранителями, готовыми прийти на помощь в трудную минуту. Ведь каждому приходилось подгонять оружие, что называется, по руке", — говорит Мурадов.

Он признается, что интерес к оружию испытывал с детства.

« Наверное, сказались кавказские корни: мой отец — дагестанец. Как и все дети, я мастерил во дворе самодельные пистолеты и луки. Тогда были популярны фильмы про ковбоев и индейцев, а мы старались подражать отважным героям вестернов. Узнав, что в городе открылась секция стрельбы из лука, я не задумываясь отправился туда", — вспоминает собеседник. 

Наставники заметили рвение новичка и вскоре отправили его на первый чемпионат Средней Азии. Мурадов оправдал надежды тренеров — он занял первое место. Именно благодаря занятиям в секции у подростка проявилась и склонность к изобретательству.

"Придумал, как улучшить качество полета стрел: пробовал менять древесину, оперение и наконечники. Лучше всего получались стрелы из березы. Сначала они вымачивались в специальном растворе, потом сушились и доводились до нужной эластичности. Это значительно повысило мои результаты на соревнованиях, и, окрыленный, я стал думать, как можно улучшить само оружие", — рассказывает Мурадов.

Мастер признается, что его все время "тянуло в соседнее здание", где в тире тренировались стрелки. Оказалось, что подающего большие надежды лучника сильно интересует огнестрельное оружие. Но вакансий в команде не было. Пришлось Мурату согласиться на работу оружейника, и он ушел в нее с головой — часами не выходил из небольшой мастерской. Времени парню хватало только на еду и сон, стрельбу из лука пришлось оставить.

Однако, чтобы хорошо разбираться в оружии, надо хорошо из него стрелять. Мурадов стал участвовать в соревнованиях вместе со спортсменами из "Динамо". А потом в его жизни произошел коренной перелом: перед Олимпиадой-80 кыргызстанца пригласили работать в Москву.

"Оружие у наших спортсменов тогда было советское, немецкое и шведское. Меня и еще нескольких коллег отправили на стажировку в Германию, на завод в городе Зуле. Это было одно из крупнейших предприятий по производству не только спортивного, но и боевого оружия. Когда мы вернулись, руководство Федерации стрелкового спорта дало нам полный карт-бланш, поставив задачу довести советские спортивные винтовки и пистолеты до европейского уровня", — продолжает мастер.

С этой целью его и еще двух оружейников сборной отправили на завод в Тулу. О коллегах Ефиме Хайдурове и Владимире Разоренове он может рассказывать часами.

"Первый был коренным москвичом, второй из Минска. Это конструкторы-оружейники от бога! Мы активно взялись разрабатывать образцы нового оружия, и вскоре спортивный револьвер для сборной СССР был включен в серийное производство Тульского оружейного завода", — говорит Мурадов.

На вопрос, чем боевое оружие отличается от спортивного, он отвечает не задумываясь: "Боевое создано, чтобы убивать, а спортивное, чтобы ставить рекорды".

Еще во Фрунзе Мурадов подружился с Александром Мелентьевым — мастером спорта международного класса, заслуженным мастером спорта СССР, олимпийским чемпионом по стрельбе из произвольного пистолета. Кроме того, наш земляк стал восьмикратным чемпионом мира и семикратным чемпионом Европы в командных соревнованиях. 

Незадолго до Олимпийских игр 1980 года Мелентьев получил новое оружие, которое требовалось "пристрелять" на соревнованиях. Но пистолет не слушался хозяина, и тот провалил несколько крупных турниров. Мурадову пришлось поломать голову, чтобы найти выход из ситуации.

"Первым делом выточил из орехового дерева ручку пистолета. Потом пришлось внести некоторые доработки в само оружие. В результате пистолет получился очень скорострельным. Мелентьев вновь почувствовал уверенность в себе, пошли результаты... На московской Олимпиаде он не только занял первое место, но и установил рекорд", — рассказывает оружейник.

В конце 1980-х годов в Липецке проходили крупные отборочные соревнования. Лидер сборной Киргизии был в прекрасной спортивной форме, все специалисты предрекали ему безоговорочную победу и вызов в сборную СССР.

"Спортивные чиновники сказали, что золотая медаль для республики практически у нас в кармане и мое присутствие на турнире необязательно. Но во время стрельбы оружие подвело спортсмена, он стал нервничать. В итоге занял 25-е место и не попал в главную сборную страны. После этого я убедился, что в стрелковом спорте тренер и оружейник — незаменимые люди", — подчеркивает Мурадов.

По его словам, оружейник, как музыкант, должен иметь абсолютный слух. Именно это качество помогло мастеру профессионально освоить игру на пианино и гитаре. Последняя была его незаменимой спутницей в свободное от соревнований время. 

"Кстати, я определял любую поломку по звуку выстрела и заранее знал, как ее исправить. Поверьте, у каждого оружия, как и у человека, есть свой характер", — говорит собеседник.

В 1987 году Марата Мурадова отправили в длительную командировку в Сирию. Он тренировал местных спортсменов, уровень подготовки которых оставлял желать лучшего. Через некоторое время дела сборной этой страны пошли в гору.

"Когда срок командировки подходил к концу, мне предложили остаться в Сирии, обещали большую зарплату, квартиру и машину. Но об этом не могло быть и речи... Сегодня я с болью смотрю на то, в какие руины превратилась страна за время военных действий", — признается Мурадов.

Мастер уверяет, что ему грех жаловаться на судьбу, ведь всю жизнь он занимался любимым делом и дружил с великими людьми.

Беседовали Юрий Кузьминых и Айгерим Жолдошбекова.



Контактные телефоны ОО КФСО «Динамо»:
Приемная: (0312) 541924 (факс)
Директор Южного спорткомплекса: 54-57-67
Директор Северного спорткомплекса: 0772 31-16-61
Главный бухгалтер: 54-04-96
e-mail: kfsodinamo@mail.ru
Мы с социальных сетях:
    


Все права принадлежат КФСО ДИНАМО
Бишкек, 2012 - 2021 год